udav02 (udav02) wrote,
udav02
udav02

Category:

Один на всех и все на одного: чем окончится бой Филарета с верхушкой ПЦУ

И так, в сухом остатке - «духовный вождь украинской нации» и «народный патриарх» упорно, уверенно и бескомпромиссно идет ко второй анафеме. Фанар и Сирожа Думенко бессильны что-либо сделать с 90-летним дедом и только наблюдают.... барабанная дробь ... )))


Глава Киевского патриархата и руководство ПЦУ вступили в открытую борьбу за храмы и приходы.



26 мая глава ПЦУ «митрополит» Епифаний Думенко праздновал день своего тезоименитства. В «богослужении», кроме «иерархов» его религиозной структуры, участвовали и представители Константинопольского патриархата – митрополит Галльский Эммануил и митрополит Амфилохий.

В качестве «почетного» гостя (или все-таки «патриарха»?) в алтаре собора присутствовал и Филарет Денисенко. Это позволило Епифанию сделать заявление для СМИ, в котором он особо подчеркнул, что присутствие Филарета на «богослужении» свидетельствует, что «Церковь» едина, проблем нет, а враги посрамлены. Тогда показалось, что все действительно так. Если бы не одно «но».

Уже на выходе из храма журналисты задали Филарету вопрос, что же будет дальше. «Увидите! Увидите, что я буду делать! Но я буду защищать Киевский патриархат до конца, до смерти», – ответил глава УПЦ КП.

«Патриарх» сказал – «патриарх» сделал

Угрозу, высказанную вскользь престарелым Денисенко, в тот момент никто всерьез не воспринял и не обратил на нее внимания. Тем более, в последнее время Филарет наговорил столько всего, что вариантов для дальнейшего развития сюжета у него уже практически не осталось. Однако, видимо, даже ближайшее окружение «почетного патриарха» плохо знает своего патрона, потому что он слов на ветер не бросает.

Уже на следующий день Филарет запретил в служении человека, которого сам же поднял из грязи и в князи и многие годы воспринимал как своего помощника и сторонника – «протоиерея» Александра Трофимлюка. Формулировка запрета позволяет допустить, что причиной был отказ Трофимлюка исполнять распоряжения Денисенко. Что это были за распоряжения, мы не знаем, но можем сделать некоторые предположения.

Трофимлюк – ректор Киевской духовной семинарии и академии Киевского патриархата, которая находится в стенах Михайловского Златоверхого монастыря. Именно этот монастырь в качестве своей резиденции избрал глава ПЦУ Епифаний.

По документам монастырь находится в ведении Киевского патриархата, т.е. юридически принадлежит структуре, которую продолжает возглавлять Филарет. Это означает, что поселиться в Михайловском Златоверхом Епифаний мог только с позволения своего благодетеля Денисенко. Скорее всего, такое позволение было дано в устной форме, когда в среде раскольников все было относительно хорошо и они ждали получения Томоса.

«Я буду защищать Киевский патриархат до конца, до смерти».

Глава УПЦ КП Филарет Денисенко

Но сейчас ситуация резко изменилась, и Филарет решил, что раз Епифаний не соблюдает договоренности со своей стороны, то и ему позволено делать то же самое. Поэтому можно предположить, что «почетный патриарх» потребовал от Трофимлюка освободить кабинет Епифания, т.е. попросту выгнать последнего на улицу.

Однако Трофимлюк, очевидно, отказался выполнить это распоряжение и в срочном порядке перешел в ПЦУ, что и стало причиной запрета. Правда в этом случае, Филарету надо было бы запрещать большую часть подведомственных ему клириков. И скорее всего, приходское собрание приняло решение о переходе в ПЦУ и прямом подчинении Епифанию уже после того, как Трофимлюку стало известно об указе Филарета. Т.е. до конфликта он вполне комфортно чувствовал себя в составе УПЦ КП, а как только ситуация вышла из-под контроля, решил сменить подчинение.

Ну, и наконец, сам текст указа косвенно намекает, что Трофимлюк не хотел выполнять распоряжения «почетного патриарха»: «За нарушение присяги священника, в частности, "...буду совершать служение согласно ... указаниями духовного руководства ... В деле моего служения иметь в мыслях не личную пользу, но дело Божие, благо своей Украинской Православной Церкви Киевского Патриархата", протоиерей Александр Трофимлюк запрещается в священнослужении».

Интернет-блогер Александр Вознесенский справедливо заметил, что запрещение в «служении» Трофимлюка – это «удар в логово врага».

Действительно, Думенко в одном из интервью жаловался, что все финансы контролирует Филарет, а ему приходится ютиться в маленьком помещении на территории Златоверхого монастыря. Поэтому выселение из этого помещения станет для Епифания серьезной проблемой: ему придется не только искать новое место пребывания, но и согласиться, что Денисенко – реальный, а не номинальный руководитель Киевской епархии ПЦУ, и распоряжения тут отдает именно он. Выселение Думенко продемонстрирует и реальную силу главы УПЦ КП.

«Голый король» или предстоятель без епархии

Конфликт вокруг Трофимлюка стал вообще возможен из-за очень странного и совсем неканонического устройства структуры ПЦУ.

Дело в том, что любая Православная Церковь имеет жесткую структуру и является содружеством епархий, во главе каждой из которых стоит свой правящий епископ. Предстоятель Церкви, независимо от того, патриарх он, митрополит или архиепископ, одновременно является и правящим архиереем одной из епархий – ведущей в этой Церкви.

Если Епифаний носит титул «митрополита Киевского», то он, соответственно должен управлять и Киевской епархией, иначе быть не может.

Но поскольку изначально Епифаний выбирался «декоративным» предстоятелем и безропотно уступил руководство Киевом Филарету, то возникла анекдотическая ситуация, когда «митрополит Киевский» есть, а управлять ему нечем. По «канонам» ПЦУ ему подчиняется только Михайловский монастырь и все, – больше ничего у Епифания нет, он «голый король».

Соответственно, любая конфликтная ситуация, которая возникает вокруг какого-либо храма Киева, неминуемо вскрывает этот абсурд. И если бы не было Покровского храма с Трофимлюком, то обязательно появился бы какой-то другой случай. В Церкви не может быть двоевластия. И здесь, как нигде, уместно вспомнить любимое Филаретом 34-е апостольское правило, в котором есть такие слова: «Творить же каждому только то, что касается до его епархии, и до мест к ней принадлежащих». Киевская епархия – вотчина Филарета, и Епифаний не может туда вмешиваться.

Конечно, ПЦУ не является канонической Церковью, и Филарет с Епифанием не являются епископами. Но если уж они взялись копировать ее устройство, то нужно это делать качественно. Если Епифаний сделал Филарета управляющим Киевской епархией, то он не имеет никакого права вмешиваться в его дела.

Филарет – вне закона

Поскольку Филарет и Епифаний не имеют отношения к Церкви Христовой, то и отношение к ее канонам у них – соответствующее – когда выгодно, о канонах вспоминают, когда не выгодно – забывают.

В ответ на указ Филарета Трофимлюк написал, что УПЦ КП не существует, сам он является клириком ПЦУ и поэтому подчиняться решениям «почетного патриаха» не намерен. При этом обратил особое внимание, что «документ написан на бланке Киевского патриархата».

Позже, стало известно, что и его приход в полном составе, согласно решению приходского собрания переходит в ПЦУ. Где и когда проходило это собрание – неизвестно. Но важно другое – реакция как Филарета, так и Епифания.

Совсем недавно они оба доказывали, что любой приход на основании закона Украины № 4128 имеет полное право на смену юрисдикции. Поэтому с точки зрения их же логики и аргументации, собрание в Покровском храме (если оно действительно было) вполне легитимно и обжалованию не подлежит.

Подчеркнем важную деталь – доказывая, что прихожане могут по своему усмотрению и согласно Конституции путем голосования менять юрисдикционную подчиненность, и Филарет и Епифаний подчеркивали, что Закон Украины выше Закона Божьего, а демократические нормы – значимее канонических. И поэтому совершенной неожиданностью стала их обоюдная апелляция к канонам.

29 мая Филарет отправил ключаря своего кафедрального собора Табачека в Покровский храм Киева, настоятелем в котором является тот самый запрещенный в служении Трофимлюк. Задача Табачека предельно проста – отобрать ключи и документы у запрещенного ректора.

Выселение Думенко показало бы, что реальный, а не номинальный руководитель Киевской епархии ПЦУ – Филарет.

На это вполне ожидаемое действие Филарета мгновенно отреагировал Епифаний, который заявил, что «временно, до полного выполнения решений Священного Синода от 5 февраля 2019 и от 24 мая 2019 о регистрации в г. Киеве епархии в составе УПЦ (ПЦУ), принять религиозную общину Покрова Пресвятой Богородицы в Соломенском районе г. Киева (т.е. приход Трофимлюка – Ред.) в непосредственное подчинение Митрополита Киевского и всея Украины», а «любые документы и распоряжения от имени религиозного объединения УПЦ КП, которое прекратило свою деятельность, выданные после 30 января 2019, являются недействительными и не подлежат исполнению в Украинской Православной Церкви (Православной Церкви Украины)».

Этим самым Думенко четко и прямо сказал, что его «духовный наставник», «вождь» и «отец» теперь – вне закона.

Интересно, что текст указа Епифаний опубликовал на личном бланке, а не на бланке ПЦУ. Почему? Да потому, что выступает не от имени всей «Церкви», а от себя лично. Думенко, в отличие от Филарета, не управляет ни одной епархией ПЦУ. Так что, несмотря на грозные движения с его стороны, бумага, которую он написал, имеет еще меньше канонической силы, чем документ Филарета.

С другой стороны, позиция Денисенко, которая уже несколько недель не вписывается в сценарий «построения украинской Церкви», вызывает многочисленные протесты среди тех, кто еще вчера с пеной у рта доказывал его величие и значение для новейшей истории Украины.

Мы прекрасно помним, как некоторые раскольники уверяли, что рано или поздно Филарет будет признан святым человеком. Однако сегодня практически эти же люди говорят, что Денисенко выжил из ума и от него отошла благодать Божия. Трудно не согласиться, с единственной поправкой – благодать Божия отошла от него значительно раньше, еще когда он решил бороться против канонической Церкви.

Вмешательство государства в дела ПЦУ

Ситуация, в которой сейчас оказалась ПЦУ, критическая. Мы писали, что независимо от дальнейшего развития событий новосозданная религиозная структура уже раскололась. Понимают это и в коридорах власти.

Глава департамента Минкульта по делам религий Андрей Юраш призвал руководство ПЦУ к срочному созыву «Синода»:

«Тревожные и очень неприятные новости стали поступать из приходов Киевской городской епархии поместной УПЦ: якобы началось движение, которое вносит сознательную дезорганизацию и имеет цель создание структуры, неподконтрольной легитимному церковному центру. Если эта информация действительно имеет место, нет другого варианта, как срочный созыв, буквально завтра, чрезвычайного Синода Церкви и поиск адекватных ответов на действия, которые могут разрушить церковное единство».

Это заявление задело самолюбие Филарета, который, практически мгновенно обвинил Юраша в том, что тот вмешивается в дела «Церкви»:

«Данный призыв является вмешательством государства во внутренние церковные дела, ведь нарушает свободу и права Церкви. Подобные заявления и высказывания вносят дезинформацию в общество и имеют деструктивный характер для Украинской Православной Церкви. Поэтому призываем А.В. Юраша, а также и других государственных служащих, воздержаться от подобных высказываний, которые вредят Украинской Церкви».

Т.е. сам факт создания ПЦУ – с воззваниями Верховной Рады к патриарху Варфоломею, с поездками госчиновников за бюджетные деньги на Фанар, с постоянным контролем со стороны все того же Юраша всего, что было связано с получением Томоса, – все это вмешательством в дела Церкви не было. А как только Юраш посмел заговорить о внутреннем кризисе ПЦУ и предложил пути решения этого кризиса, Филарет тут же вспомнил, что государство в Украине, оказывается, отделено от Церкви. Правда, свои же слова о необходимости тесного союза между УПЦ КП и украинской властью он забыл.

* * *

Спрогнозировать развитие сюжета можно, но дело это неблагодарное, так как очень трудно предсказать, какой вариант выберут его главные герои. Казалось бы, с точки зрения Епифания и его окружения, лучшим выходом было бы решение об отправке Филарета на покой. Но во-первых, Филарет на покой не хочет, а во-вторых, несмотря на свои 90 лет, обладает завидным здоровьем. Поэтому добровольно свои полномочия он не сложит еще долго.

Сделать это насильно тоже не получится. Тем более, что это надо как-то объяснить простым верующим. И потом, Филарет устроит как минимум раскол, а как максимум – раскол со скандалом, во время которого выложит всю подноготную получения Томоса.

Запрет Филарета в «служении» тоже повлечет за собой раскол. Да и фанариотам это невыгодно. Еще недавно они с радостью объявили, что приняли его в каноническое общение с Церковью и сняли с него анафему. В этом контексте представители мирового Православия могут расценить запрет Филарета через полгода пребывания в клире Константинопольского патриархата как свидетельство в пользу справедливости анафемы, полученной Филаретом от Московского Патриархата. А это еще один аргумент для непризнания ПЦУ.

Запрет Филарета в «служении» невыгоден фанариотам, которые совсем недавно с радостью объявили, что приняли его в каноническое общение с Церковью и сняли с него анафему.

Кроме того, такие радикальные меры по отношению к человеку, которого совсем недавно называли «духовным вождем украинской нации» и «народным патриархом», может вызвать возмущение не только представителей праворадикальных организаций, которых Филарет в последнее время активно награждал, но и простого обывателя.

Поэтому самым реальным сценарием будут попытки со стороны бывших коллег и учеников представить «почетного патриарха» человеком, выжившим из ума и не отдающим отчета в своих действиях и поступках.

И, наконец, представители ПЦУ будут всячески игнорировать все указы и распоряжения Денисенко, что, конечно, было бы нарушением канонов Церкви, если бы у них была Церковь, а не политическая организация с религиозной ориентацией.



Tags: Украина, православие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments